Информация, доклады, сообщения

Безопасный мышьяк

16.06.2014

Недавно в Копенгагене (Дания) состоялась 5-я Международная конференция ИЮПАК, посвященная микроэлементам в пищевой продукции (5th International IUPAC Symposium for Trace Elements in Food (TEF-5).

Старший научный сотрудник отдела безопасности пищевых продуктов ФГБУ «ВГНКИ» Андрей Середа в рамках конференции сделал доклад на тему «Оценка содержания органических и неорганических соединений мышьяка в морских организмах Дальневосточного региона».

Вернувшись из командировки, Андрей Евгеньевич рассказал о том, насколько актуальной для мирового сообщества сегодня является тема по содержанию соединений мышьяка в морепродуктах и рисе и методики его обнаружения. Оказывается, мышьяк далеко не всегда бывает ядовит.

  • В каких продуктах может быть обнаружен мышьяк?
  • Это, как правило, морские продукты. В морской воде мышьяка достаточно много. Его фоновое содержание колеблется в районе трех микрограмм на литр воды, может быть, и больше, а морские организмы накапливают его.
  • Мышьяк же очень вреден?
  • Он вреден, да. Но морские жители, чтобы себя как-то уберечь, переводят его в органические соединения, которые уже в свою очередь не являются токсичными. В них мышьяк химически связан и не отравляет организм. К примеру, органический мышьяк в форме арсенобетаина нетоксичен. Это одно из самых стабильных органических соединений мышьяка – даже термическая обработка его не разрушает. Морские организмы по-разному метаболизируют мышьяк. Это могут быть монометил- и диметиларсиновые кислоты, арсенолипиды, арсеносахара или арсенохолин. Также могут присутствовать и неорганические формы мышьяка – арсенит и арсенат. Но это уже сильно токсичные формы.
  • Все знают, что мышьяк – любимый яд королей.
  • Да, его даже когда-то называли «порошком наследников». В средние века мышьяк или его неорганические соединения были самым распространенным ядом для устранения врагов или «долго живущих» богатых родственников. Признаки их отравления были очень похожи на симптомы распространенной в то время холеры. В организме, если доза была смертельной, большое количество мышьяка можно было обнаружить и после смерти.
  • Мы немного ушли от темы. Скажите, а Ваш доклад в Копенгагене имеет какое-либо практическое применение?
  • Как раз практическое и имеет. Эта тема очень актуальна. Европа уже давно этим занимается. Очень важно сейчас контролировать безопасность морепродуктов, и не только их. Рис накапливает в себе мышьяк.
  • А где рис его берет? Он же не растет в море?
  • Растения могут накапливать в себе различные элементы. Подсолнух, например, накапливает кадмий, рис – мышьяк. Мышьяк – рассеянный элемент, распространен в почве повсеместно в небольшом количестве. Когда я занимался мониторингом перемещаемых грунтов, мышьяк входил в список контролируемых элементов, его средний фон для Москвы и области от 0,5 до 2 миллиграмм на килограмм. Это нормальный фон.
  • Отличается ли контроль за содержанием мышьяка в пищевой продукции в России и в странах ЕС?
  • У нас в стране контроль безопасности пищевой продукции морского происхождения идет большей частью по общему содержанию мышьяка. В России очень строгий контроль. Есть установленные нормы, которые распространяются на общее содержание мышьяка в продукции, без учета химической формы соединений мышьяка. Получается, что продукция, которая может быть безопасной, все равно подвергается запрету. Весь мир уже давно знает о том, что соединения мышьяка в морепродуктах, как правило, нетоксичны. Поэтому в ЕС и других странах контроль общего мышьяка в морских продуктах не ведут. А мы – ведем. Что-то приходит из Европы, и если мы обнаружили больше 5 миллиграмм мышьяка на килограмм продукции, то мы ее запрещаем, а эксперты возмущаются: «Что же вы до сих пор не знаете, что это ничуть не ядовито!»
  • Получается, что у нас есть эти нормы, а в Европе их нет?
  • Мы ничего сделать не можем – мы знаем, что мышьяк в таком виде, скорее всего, не вреден. Но есть закон! Для этого и была проведена моя работа: были взяты пять организмов животного происхождения, пять растительного происхождения, и в них были измерены и определены формы, в которых находится мышьяк. Основным соединением мышьяка в исследуемых животных организмах являлся все-таки арсенобетаин, за исключением, пожалуй, двухстворчатых моллюсков, тех, которые занимаются фильтрацией воды. В мидиях оказалось 40 процентов ядовитого, неорганического мышьяка. В образце дальневосточного краба было обнаружено превышение нормы по мышьяку – 8 мг/кг. Результаты определения форм мышьяка показали, что токсичного мышьяка в крабе менее 5% от общего. Большое содержание неорганического мышьяка было найдено в водорослях семейства саргассовых, но все, что касается съедобных ламинарий, – более 95% – малотоксичные и нетоксичные соединения мышьяка. Вот почему мы считаем, что необходимо проводить контроль токсичности пищевой продукции по содержанию именно токсичных соединений мышьяка.
    Моей работой очень интересовались специалисты из института океанологии ТИНРО, обеспечивали меня образцами водорослей и морских животных. Ждут и волнуются, когда же появится данная методика – определение токсичных химических форм мышьяка. Контроль безопасности должен проводиться, но в ногу со временем, современными и адекватными методами, в соответствии с последними научными разработками и открытиями.

Обозреватель интернет-сайта Екатерина САЖНЕВА
Корректор Богаченко О.В.

© ФГБУ «ВГНКИ», 2014 год.

При перепечатке публикации ссылка на источник обязательна.